Справится ли Милонов с масонами?

Глава масонской организации — Великой ложи России — Андрей Богданов подаст в суд на депутата Госдумы от Санкт-Петербурга Виталия Милонова, сказал он RNS.

«Прокуратура проверит нас, а после подадим в суд. Я не сомневаюсь в итогах проверки, потому что мы официально зарегистрированы, поэтому подача в суд будет», — сказал он.

«Великая ложа России никогда на своих работах не обсуждала вопросов религии и политики! Первых два традиционных тоста на банкете после работ: За Россию!; За Президента России! Русские масоны — Елагин, Кутузов, Суворов, Грибоедов, Пушкин и еще тысячи братьев внесли неоценимый вклад в становление и развитие государства Российского и в просвещение нашего народа! Историю России, господин Милонов, надо знать!» — отметил он на странице в Facebook.



Ранее «РИА Новости» сообщили, что депутат Госдумы Виталий Милонов («Единая Россия») призвал генерального прокурора Юрия Чайку проверить деятельность масонских сообществ в России из-за их возможного вмешательства в политику.

Правда о том, что Уфологи якобы обнаружили корабль инопланетян на Луне

Уфологи обнаружили корабль инопланетян на Луне Уфологи изучили снимки Луны, опубликованные NASA, и утверждают, что на спутнике Земли присутствует НЛО. Уфологи считают, что нашли инопланетный корабль Эксперты считают, что сотрудники NASA намеренно скрывают данную информацию.

Мой драг экстрасенс Ефим Самоварщиков утверждает, что это вранье.
На самом деле на Луне находится российская космическая станция, добывающая селен.

Халяве приходит хана?

МВФ послал Украине «черную метку»</a> Международный валютный фонд буквально в последний момент отменил заседание по вопросу предоставления Украине транша в 1 млрд долларов. Причина – транспортная блокада Донбасса, введенная Петром Порошенко в минувший четверг.

Трамп теряет рейтинг. В чем причина?

Президент США Дональд Трамп становится менее популярным среди американцев, свидетельствуют результаты опроса Gallup. По данным компании, рейтинг одобрения президента после двух месяцев работы снизился до рекордно низкого показателя для всех президентов США.

Почему?
Версий высказывается множество.
Но на Западе замалчивается главное: Трамп обещал наладить отношения с Россией, снять груз страха американцев перед возможностью ядерной войны.

Последний долг СССР.

Россия урегулировала задолженность перед Боснией и Герцеговиной по долгу, возникшему у СССР перед Югославией. Об этом во вторник, 21 марта, заявил замминистра финансов Сергей Сторчак. По его словам, 125,2 миллиона долларов будут перечислены Москвой в течение 45 дней. Это был последний долг Советского Союза.
Подробнее.

Кто у кого украл? СМИ рассказали о выводе 740 миллионов долларов из России через британские банки

Надо ли это терпеть?
Почти 740 миллионов долларов прошли через 17 ведущих банков Великобритании в рамках международной схемы по отмыванию денег из России, пишет британская газета The Guardian. В 2010-2014 годах из России выведено почти 20 миллиардов долларов, однако сумма может достигать и 80 миллиардов, считают в издании.
Подробнее.

Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. Орден № 5.

Владимир Емельянов
Иван Степанович Конев. Орден № 5. Очерк. ‒ Ижевск: Литературный Луч, 2004. ‒ 40 с. (Библиотечка журнала «Луч», серия «Кавалеры Победы»)


Это пятая книга серии, посвященной 60-летию Великой Победы. Намечено было издать семнадцать очерков о выдающихся полководцах Второй мировой войны.
Автор напоминает нам о главных достижениях И.С. Конева, о его роли в спасении человечества от страшной чумы фашизма, об опасности реваншизма, о недопустимости пересмотра итогов самой страшной войны в истории человечества.

  ОН БЫЛ ПОТОМКОМ ПЕРВЫХ КАЗАКОВ?

Родился будущий маршал в 1897 году в Вятской губернии в деревне Лодейно Пушемско-Николаевского прихода (ныне Подосиновский район Кировской области). Родители его были крестьянами. Они мечтали дать сыну образование и приложили все силы к тому, чтобы Иван окончил Пушемское земское училище. Отец хотел, чтобы сын обязательно стал офицером.
Люди жили здесь много тысяч лет. Интересные сведения об этой местности можно найти в записках. В течение более десяти лет в научных сотрудников Удмуртского Государственного Университета города Ижевска, участвовавших там в регулярных археологических экспедициях. В результате этих экспедиций было обнаружено и зафиксировано несколько стоянок, городищ и поселений, а также было определено время их основания. Среди основных археологических находок можно выделить следующие: Гурьевская стоянка (VII-III тыс. до н. э.), Подгорбуновское городище (IV-VI вв.), Володинское селище (IX-XVI вв.), Аксентьевское городище (XIII-XV вв.).
Раскопки показали, что первые жители здешних мест ютились в полуземляночных жилищах, имели несколько хозяйственных ям и обязательно оборонительную траншею с валом.
По Всероссийской переписи населения на 1859 год по Вологодской губернии о деревне Лодейно записано: «Деревня Лодейно Пушемско-Николаевского прихода Щёткинской волости Николаевского уезда – жилых домов 26, а в них населения: мужского пола – 56 душ, женского пола – 63 души. Деревня находится на речке Волосница в 10 верстах от волости и 200 верстах от уезда – Никольска».
Очень интересные данные – описание Поволжья и жизни местного населения оставил посланник Бухарского ханства, который в конце 12, начала 13 веков, 15 лет прожил в этой местности. Его воспоминания сохранились в двух рукописных книгах, одна находится в Самарканде, а другая в библиотеке в г. Бомбея. Он упоминает и деревню Лодейно, пишет о том, что на подходе к деревне со стороны реки Пушма, был на высоких столбах сооружен помост в виде ладьи, по ночам на котором зажигалась смола (видимо указывая плывущим по реке дальнейший путь).
И ещё он описывает особую группу людей и называет их казаками. Это были специально подготовленные войны, отлично владеющие оружием, лихие наездники, которых никто не мог взять в плен – они в критической ситуации умели останавливать у себя сердце. И их нанимали на службу даже правители других стран. По всей видимости, для этой цели отбирали наиболее крупных и развитых мальчиков, помещая их своеобразные лагеря, где и велось обучение до зрелого возраста.
Есть даже смелая версия, что с этих мест Юго-Двинской земли и пошло по России казачество. Как бы то ни было, здесь много фамилий, похожих на фамилии кубанских, донских и сибирских казаков. Так сват И.С. Конева Бажанов Н.Н., потомственный кубанский казак, рассказывал, что его дальние, дальние предки-выходцы с Юго-Двинской земли. Да и фамилия Конев очень в этом смысле говорящая…
Жизнь на порубежье всегда опасна. А там, где пролегали торговые пути и подавно.
В древние века торговый путь с Юга на Север пролегал по Волге ‒ Вятке ‒ Моломе в Кайское озеро (водораздел между Севером и Югом), в настоящее время болото, площадью 11 тысяч гектаров, находящееся в 5 верстах от деревни Лодейно. А уже из озера (болота) по специально прокопанному каналу (местные жители называют канавой), путники попадали по Волоснице – Пушме – Югу в Северную Двину.
Условия постоянной военной опасности заставляли и деревни располагать со смыслом. Они ставились, как правило, на возвышенных местах, в пределах видимости друг от друга. Такая прифронтовая жизнь, продолжалась несколько веков, естественно, создала свой быт, культуру. Но она же создала и людей особого склада, которые могли в условиях северной природы успешно заниматься земледелием, скотоводством, охотой, были искусными мастерами и все предметы быта и труда изготовляли своими руками. Крепкие физически и ловкие в труде, они становились хорошими воинами.
Вот среди этого народа и возник род Коневых, представители которого отличались природным умом, силой, ловкостью, статностью, отвагой и удалью.
По одной из легенд жители деревни отбили её у татарского отряда, насчитывающего более семи сотен воинов, что в десять с лишним раз превышало число обороняющихся. Все враги полегли на поле, которое до сих пор называется Татарским.
Под деревней Лодейно на реке Пушма была оборудована пристань «Исады», что в переводе с финоугорского и означает – пристань.
Кроме содержания постоялых дворов, жители деревни занимались земледелием: сеяли зерновые культуры и лен, рубили лес для продажи, плотами гоняли до самого Архангельска. Всё это создавало хорошие условия для развития деревни. Началось строительство домов вдоль Орловско-Вятского тракта. Четвертым домом с левой стороны тракта, считая от бывшего залива, был дом прадеда будущего маршала, а затем деда Ивана Евгеньевича. В деревне его звали Ваня Епишня, так по матери (Епифания) было принято называть детей, рано потерявших отца.
Дом Коневых был построен в начале 19 века. В его доме разместилась и первая почтовая станция. Дед маршала был предприимчивым человеком и при станции имел небольшую лавочку с товарами для жителей деревни и проезжающих. Был он человек авторитетный и уважаемый. По его инициативе была построена школа в деревне, но помещение скупил местный купец Попов и увез здание для своих целей. Так и не состоялось открытие школы в деревне до 30 годов нашего столетия. И что интересно, в 1930 году школа разместилась в доме Коневых, а отец маршала Степан Иванович два года был сторожем и истопником при школе в своем доме.
С постройкой и пуском в конце 19 века железной дороги Вятка – Котлас, утратил своё значение и постепенно заглох Орловско-Вятский тракт. Но деревня Лодейно продолжала развиваться и пика своего развития достигла в предвоенные годы. В 1939 году в 96 домах проживало 390 жителей, был организован колхоз «Дружба».
Невосполнимый урон деревне нанесла Великая Отечественная война. В Книге памяти занесены имена 70 мужчин, погибших в годы войны. Возможно это одна из причин того, что жилых домов там осталось не более десятка.
В декабре 1950 года в деревне, напротив дома, где родился и жил Маршал Советского Союза дважды Герой Советского Союза Иван Степанович Конев – был открыт бронзовый бюст.



ГЛАВНЫЙ БОЙ ЕГО ЖИЗНИ

Чем ближе был май сорок пятого, тем яснее было, что взятие Берлина положит конец войне. И вопрос этот был чрезвычайно важен для глобальной мировой политики.
Вызвав 1 апреля 1945 года в Москву командующего 1-м Белорусским фронтом Г.К. Жуков и командующего 1-м Украинским фронтом И.С. Конева, Сталин спросил: "Так кто же будет брать Берлин, мы или союзники?»
Дело в том, что в руки вождя попала добытая нашей разведкой секретная телеграмма Черчилля Рузвельту:
"Ничто не окажет такого психологического воздействия и не вызовет такого отчаяния среди всех германских сил сопротивления, как нападение на Берлин. Для германского народа это будет самым убедительным признаком поражения. С другой стороны, если предоставить лежащему в руинах Берлину выдержать осаду русских, то следует учесть, что до тех пор, пока там будет развеваться германский флаг, Берлин будет вдохновлять сопротивление всех находящихся под ружьём немцев. Кроме того, существует ещё одна сторона дела, которую вам и мне следовало бы рассмотреть. Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу, и не может ли это привести их к такому умонастроению, которое вызовет серьёзные и весьма значительные трудности в будущем? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять. Это кажется разумным и с военной точки зрения».
Сталин знал, что группировка войск под командованием фельдмаршала Б. Монтгомери уже развернула с этой целью подготовительные мероприятия.
"Берлин будем брать мы, — ответил на вопрос Сталина маршал Конев, и возьмём его раньше союзников."
Жуков тоже уверенно заявил, что это должны сделать советские войска, причем именно 1-го Белорусского фронта.
Телеграмма Черчилля противоречила решению, принятому Верховным Главнокомандующим союзными силами в Европе Д. Эйзенхауэром о наступлении войск западных союзников в направлении Лейпцига и Дрездена. 28 марта 1945 года Эйзенхауэр сообщил об этом Сталину: «Я рассчитываю, что эта фаза (операции) завершится в конце апреля, а может быть и раньше, и моя следующая задача будет состоять в рассечении войск противника посредством соединения с Вашими армиями».
Убеждая в правильности своего плана, Эйзенхауэр написал начальнику штаба армии США генералу армии Д. Маршаллу: «Я пытался подчеркнуть, что мое наступление в район Лейпцига является не только правильным направлением для решающего удара, так как он ведет к полному расчленению противника, но и представляет мне максимальную мобильность. В любое время, когда мы сможем взять Берлин без больших потерь, мы, конечно, это сделаем. Но я полагаю, что неразумно, с военной точки зрения, в данных условиях делать Берлин главной целью, особенно, если учесть тот факт, что война ведется в политических целях, и если Объединенный комитет начальников штабов решит, что взятие Берлина войсками западных союзников имеет значение большее, чем чисто военные соображения на этом театре, то я с готовностью внесу необходимые изменения в свои планы…»
Ответ Сталина Эйзенхауэру:
«Вашу телеграмму от 28 марта 1945 года получил.
1. Ваш план рассечения немецких сил путём соединения советских войск с Вашими войсками вполне совпадает с планом Советского Главнокомандования.
2. Согласен с Вами также и в том, что местом соединения Ваших и советских войск должен быть район Эрфурт, Лейпциг, Дрезден Советское Главнокомандование думает, что главный удар советских войск должен быть нанесен в этом направлении.
3. Берлин потерял свое прежнее стратегическое значение. Поэтому Советское Главнокомандование думает выделить в сторону Берлина второстепенные силы.
4. План образования второго дополнительного кольца путём соединения советских и Ваших войск где-либо в районе Вена, Линц, Регенсбург также одобряется Советским Главнокомандованием.
5. Начало главного удара советских войск, приблизительно — вторая половина мая. Что касается дополнительного удара в район Вена, Линц, то он уже осуществляется советскими войсками. Впрочем, этот план может подвергнуться изменениям в зависимости от изменения обстановки, например, в случае поспешного отхода немецких войск сроки могут быть сокращены. Многое зависит также от погоды.
6. Вопрос об усовершенствовании связи между нашими войсками изучается Генеральным Штабом, и соответствующее решение будет сообщено дополнительно.
7. Что касается неприятельских войск на восточном фронте, то установлено, что их количество постепенно увеличивается. Кроме 6 танковой армии СС на восточный фронт переброшено: три дивизии из Северной Италии и две дивизии из Норвегии».
Очень хотел взять Берлин Монтгомери, просил выделить ему дополнительно десять дивизий. Но Эйзенхауэр отклонил его просьбу.
По этому поводу высказано немало аргументов за и против решения Эйзенхауэра. Сам же он на прессконференции 27 марта 1945 сказал, что первыми скорее всего в Берлин войдут русские: «Уже одно только расстояние говорит о том, что они сделают это. Они в тридцати пяти милях от Берлина, мы в двухстах пятидесяти. Я не хочу ничего предсказывать. У них более короткая дистанция, но перед ними основные силы немцев».
К этому времени в Москве разработка плана Берлинской операции была почти завершена.
О том, что произошло при утверждении директивы, И. Конев пишет следующее: «Ведя эту линию карандашом Сталин вдруг оборвал ее на городе Люббен. Оборвал и дальше не повёл. Он ничего не сказал при этом. Но я думаю, и Маршал Жуков тоже увидел в этом определенный смысл. Разграничительная линия была оборвана примерно там, куда мы должны были выйти к третьему дню операции. Далее (очевидно, смотря по обстановке) молчаливо предполагалась возможность проявления инициативы со стороны командования фронтов. Был ли в этом обрыве разграничительной линии на Люббене негласный призыв к соревнованию фронтов? Допускаю такую возможность...»

Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующему войсками 1-го Украинского фронта на проведение наступательной операции южнее Берлина и установление разграничительной линии с 1-м Белорусским фронтом
№ 41060 3 апреля 1945 г. 21.00
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Подготовить и провести наступательную операцию с целью разгромить группировку противника в районе Коттбус и южнее Берлина. Не позднее 10 — 12 дня операции овладеть рубежом Беелитц, Виттенберг и далее по р. Эльбе до Дрездена. В дальнейшем, после овладения Берлином иметь ввиду наступать на Лейпциг.
2. Главный удар силами пяти общевойсковых армий и двух танковых армий нанести из района Трибель в общем направлении на Ширемберг, Бельциг.
На участок прорыва привлечь шесть артиллерийских дивизий прорыва, создав плотность не менее 250 стволов от 76-мм и выше на один километр фронта прорыва.
3. Для обеспечения главной группировки фронта с юга силами 2-й Польской армии и частично силами 52-й армии нанести вспомогательный удар из района Кольфурт в общем направлении Бауцен, Дрезден.
4. Танковые армии и общевойсковые армии второго эшелона ввести после прорыва обороны противника для развития успеха на направлении главного удара.
5. На левом крыле фронта перейти к жёсткой обороне, обратив особое внимание на Бреславльское направление: гв. армию сменить и использовать для наступления на главном направлении.
6. Установить с 15.04.45 г. следующую разграничительную линию с 1-м Белорусским фронтом: до Унруштадт прежняя и далее оз. Енедорфер-Зее, Гросс-Гастрозе, Люббен.
7. Все пункты, кроме Люббен для 1-го Белорусского фронта включительно. Ответственность за обеспечение стыка прежняя.
Начало операции согласно полученных Вами лично указаний.
Ставка Верховного Главнокомандования.
И.Сталин
Антонов
16 апреля войска 1-го Белорусского фронта и 1-го Украинского фронта перешли в наступление. Берлинская операция стала одной из наиболее ожесточённый и кровопролитных во всей германо-советской войне.
Превосходство в силах 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов над противником было подавляющим, но тщательно продуманную оборону немцев не так легко было сломить..
18 апреля войска 1-го Украинского фронта прорвали Нейссенский рубеж обороны, что создало условия для окружения Берлина с юга. И. Конев направил командующим 3-й и 4-й гвардейских танковых армий генералам П. Рыбалко и Д. Лелюшенко директиву: «…Смелее маневрировать танками и пехотой вне больших дорог, населенные опорные пункты решительно обходить, не ввязываться в затяжные лобовые бои. Мобилизуйте все, со страстью бить немцев и ломать сопротивление. Стремление только вперед. Наши войска должны быть в Берлине первыми…»
Через два дня Конев и Жуков издают очень похожие приказы.

Приказ командующего войсками 1-го Украинского фронта командующим 3-й и 4-й гвардейскими танковыми армиями о вступлении в Берлин раньше войск 1-го Белорусского фронта
№ исх. 167 20 апреля 1945 г. 19.40
Войска Маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми.
Исполнение донести.
Конев
Крайнюков

Приказ Верховного Главнокомандования
по войскам Красной Армии
и Военно-Морскому Флоту
Войска 1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Жукова при содействии войск 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Конева после упорных уличных боёв завершили разгром берлинской группировки немецких войск и сегодня, 2 мая полностью овладели столицей Германии городом Берлином — центром немецкого империализма и очагом немецкой агрессии.
Берлинский гарнизон, оборонявший город во главе с начальником обороны Берлина Генералом от артиллерии Вейдлингом и его штабом сегодня, в 15 часов, прекратил сопротивление, сложил оружие и сдался в плен.
2 мая к 21 часу нашими войсками взято в плен в городе Берлин более 70000 немецких солдат и офицеров...
...В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение Берлином, представить к присвоению наименование «Берлинских» и к награждению орденами.
Сегодня, 2 мая, в 23 часа 30 минут в честь исторического события — взятия Берлина советскими войсками — столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует своим доблестным войскам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность войскам 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, участвовавших в боях за овладение Берлином.
Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Смерть немецким захватчикам!
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза
И.Сталин
2 мая 1945 года. № 359 .

ВСТРЕЧА НА ЭЛЬБЕ

Много написано и рассказано о встрече союзников на Эльбе. Пятого мая маршал Конев пригласил к себе в гости командующего 12-й группой армий Омара Брэдли. Бравый генерал сильно разволновался, вспомнив рассказы о том, что русские без водки ни одной встречи не проводят. Кто-то посоветовал генералу выпить полстакана масла: мол, после этого никакой алкоголь не будет страшен. Конев произнес первый тост, Брэдли приготовился к самому худшему и вдруг увидел, что советский маршал наливает себе в бокал не водку, а сухое вино. Он несказанно обрадовался: значит, не обязательно пить водку… Обидно было лишь то, что зря выпил это противное масло…
Потом был концерт, выступали московские артисты. Девушки в солдатской форме произвели на генерала потрясающее впечатление своими плясками и песнями. «Какие красотки! Откуда вы их привезли?» – поинтересовался Брэдли. «Ниоткуда не привозили, – скромно сказал Конев. – У нас все девушки такие…» Перед расставанием он приказал вручить Брэдли свой подарок – вороного донского жеребца, на спину которого была наброшена попона с пятиконечной красной звездой. Генералу подарили также пистолет ТТ украшенный серебряной насечкой и уздечку. Когда Конев совершил ответный визит, Брэдли отдарился новеньким джипом «Виллис», карабином в кожаном чехле и ящиком дорогих американских сигарет. Но самым большим сюрпризом стало выступление невысокого сухощавого солдатика, который восхитил маршала Конева изумительной игрой на скрипке. «Где вы нашли этого гения?» – спросил он у Брэдли. И тот, пряча улыбку, скромно сказал: «Ничего особенного. Это обыкновенный наш рядовой. У нас все солдаты такие…»
Конев оценил шутку и зааплодировал. Разведка давно доложила ему, что Брэдли привез из Парижа всемирно известного величайшего скрипача Яшу Хейфица…

ЖУКОВ ‒ ДРУГ ИЛИ СОПЕРНИК?

Маршал Конев был обаятельный, общительный, компанейский человек. На застольях как правило был тамадой. Но в последние годы жизни он стал угрюмым и нелюдимым.
Многие говорят о том, что Конев очень переживал свою ссору с другом, спасшим его когда-то от расправы Сталина… Но в том и вопрос, что они не были друзьями. Они не были и врагами. Они были соперниками. Взять хотя бы их обоюдное стремление опередить друг друга при взятии Берлина. Поскольку вокруг этого немало разговоров, приведем два свидетельства людей, близко общавшихся с маршалом. Эти свидетельства, в общем, очень близки по фактам и лишь в одном вопросе расходятся: помирились ли Конев и Жуков при жизни…
Вот фрагменты записок Степана Кашурко, бывшего порученца маршала Конева: «Период наивысшей для страны опасности – в годы Великой Отечественной войны – Сталин благоволил Жукову... Но как только стихли залпы салюта Победы, он немедленно выслал легендарного Жукова подальше от Москвы – в Одессу, командовать округом, а затем еще дальше – на Урал. За сталинскую ссылку Жуков дорого заплатил здоровьем: перенес инфаркт… Когда Хрущев пошел на штурм властных кремлевских высот, то сразу «смикитил»: Жуков поможет… Но как только Никита достиг своей цели, услуги Жукова стали не нужны. Да и возросший авторитет Георгия Константиновича беспокоил Хрущева: как бы чего не вышло! И тогда решил он избавиться от могучего министра обороны.
Обманом, чтобы не сумел разгадать тайный заговор, отправил он Жукова с «официальным визитом» в Югославию и Албанию морским кружным путем на крейсере «Куйбышев». Министр обороны и член Президиума ЦК Жуков верил, что идет на Балканы налаживать разорванные Сталиным контакты с Белградом. В общем, визит казался ему серьезным, деловым.

…Эскадру с флагом легендарного советского полководца встречали тысячи восторженных людей. Фотоснимки и репортажи о радушных встречах в местных газетах… И невдомек было умудренному опытом маршалу, что в это же самое время, в родной стране, шло уже полным ходом его развенчание. В домах офицеров и солдатских клубах сбрасывались со стен портреты полководца, маршала, министра обороны СССР. Внезапно о Жукове замолчали радио, газеты и телевидение.
Великий полководец попался в ловушку и понял это только тогда, когда тайно, не отсалютовав министру обороны, бесследно исчез крейсер «Куйбышев» и сопровождавшая его эскадра надводных, подводных и воздушных кораблей.
Первый этап тайно спланированной хитроумной операции Хрущева удался на славу. Можно было приступать ко второму. По прибытии в Москву Жукова без промедления пригласили в Кремль, на внеочередной Пленум ЦК. Это было в октябре 1957 года.
По разработанному Хрущевым сценарию главные роли в нем исполняли боевые друзья и соратники Жукова... Они судили и осуждали фронтового кумира и боевого товарища как заговорщика, поднявшегося против норм «партийной жизни», как зарвавшегося «бонапартиста, стремящегося к неограниченной власти, планирующего подмять под себя руководство партии…»
…В заключение, глядя торжествующе на побледневшего, сникшего Жукова, Хрущев, вскинув правую руку над головой, прокричал:
– Кто за то, чтобы вывести товарища Жукова из состава Президиума ЦК и снять с поста министра обороны, прошу поднять руку!
Жуков припал к столу и, остатками сил, сжал голову ладонями, чтобы ничего больше не видеть и не слышать. Лес рук потянулся кверху…
Настал черед быть битым и самому Никите Хрущеву, в 1964 году – и тоже в октябре! – на очередном Пленуме ЦК КПСС. И тоже не сторонними низвергателями, а своими соратниками.
На партийном пленуме – и тоже в Кремле – вдоволь натешились над Никитой, отвели душу его ближайшие «друзья» – Брежнев, Подгорный, Мазуров и другие.
И теперь уже бывшие участники пленума 57-го года спохватились: «Как нелепо получилось, в угоду отъявленному авантюристу Хрущеву мы растоптали хорошего человека – маршала Победы Георгия Жукова!»
Но Жуков никого не простил…
К концу жизни Ивана Степановича все чаще стали донимать угрызения совести. Не раз он пытался дозвониться до Георгия Константиновича, но – тщетно: услышав знакомый голос, тот бросал трубку. В разговоре со мной (Конев полностью доверял мне) Иван Степанович корил себя за содеянное.
В канун 25-летия Победы Конев пригласил меня для рассылки и доставки адресатам праздничных поздравлений. В тот день ему, казалось, повезло: наконец-то дозвонился до Жукова. Однако разговора не получилось. Жуков, услышав голос Конева, опять кинул трубку телефона. Раздосадованный Иван Степанович тяжело опустился в кресло и, как бы оправдываясь, заговорил сбивчиво и нервно:
– Я, конечно, виноват: будучи его первым заместителем, не сообщил о грядущем заговоре. Тогда, в Югославии, министр обороны Жуков был поставлен в глупое, дурацкое положение. Но, подумай, что я мог тогда поделать? Обстоятельства сложились так, как на охоте за зверем, ни назад, ни вперед, ни влево, ни вправо – кругом красные флажки, расставленные партноменклатурой… – Иван Степанович задумался и, собравшись с мыслями, произнес: – Признаюсь, впервые в жизни спасовал, можно сказать, струсил...
Глядя на то, как Иван Степанович усердно подписывал поздравления с Днем Победы, я посоветовал:
– Георгию Константиновичу подписать надо.
– А что, предложение дельное, – согласился Конев. – Напишу, так, мол, и так, мой фронтовой друг Георгий Константинович. Виноват. Прости меня, грешного, хоть перед смертью прости.
Обычно наша работа строилась так: я сидел за столом и писал, а Иван Степанович ходил по кабинету и диктовал. Но в этот раз все поменялось. Волнуясь, маршал сам взялся писать, а мне уже пришлось ходить возле него и подсказывать формулировки.
Конев стал писать, но письмо не получалось. Рвал в клочья исписанный лист и брался за другой. Писал долго, мучительно долго. Закончив, он напутственно молвил:
– Ну, с Богом!
Прибыв к Жукову, изрядно волнуясь, протянул ему фирменный конверт. Достав письмо, Георгий Константинович прочел его, хмурясь, и, ни слова не говоря (о радость!), размашисто начертал на письме «резолюцию»:
«Предательства не прощаю.
Прошения проси у Бога.
Грехи отмаливай в Церкви.
Г. Жуков».
От энергичного росчерка Жукова восклицательный знак прорвал дыру в письме. «А это вместо печати», – беспощадно съязвил маршал.
Моего возвращения Конев ждал с нетерпением. Взглянув на четкий, как выстрел ответ, вздрогнул и, видимо смирившись с происшедшим, удрученно произнес:
– Молодец! По-снайперски, прямо в сердце! И поделом. Ну что ж, история рассудит…
И рассудила: вечным сном они мирно спят рядом у кремлевской стены.

О, в этом испытанье строгом
В последней, в роковой борьбе,
Не измени же ты себе
И оправдайся перед Богом.
(Федор Тютчев)».

По поводу записок С. Кашурко высказалась дочь маршала Конева Наталья Ивановна:
«…Обстоятельства, поссорившие Жукова и отца, случились уже при Хрущеве. Жуков, в свое время поддержавший приход к власти Хрущева, оказался в опале. В «Правде» была напечатана статья, подписанная моим отцом, хотя статью писал и не он. Папа пытался как-то подправить ее, ведь большая часть материала строилась на обвинениях Жукова в том, что тот не понимает роли партии в вооруженных силах. Но, к сожалению, все было безуспешно. Эта история страшно испортила их отношения. Отец сильно переживал. Долгое время они просто не общались.
– Потом они все-таки помирились?
– В 67-м году (прошло около 10 лет после выхода той статьи) у отца был юбилей, который он сначала не хотел праздновать. Писатели Константин Симонов и Борис Полевой убедили его все-таки собрать фронтовых друзей. Один из присутствующих гостей начал упрекать всех в том, что командующие фронтами ползали на брюхе по передовой. Это, мол, неправильно. «Командующий должен находиться на командном пункте». Жуков сидел, краснел, потом не выдержал и сказал: «А я вот, будучи командующим фронтом, всю передовую исколесил». И в этот момент отец его поддержал, а потом они подошли друг к другу и обнялись. Все восприняли это как знаковое событие о примирении.
Кстати, хочу добавить, что одно время в прессе появились материалы о покаянном письме отца к Жукову, которое он доверил отнести одному человеку. А Георгий Константинович якобы ответил: «Бог простит». Это неправда, такого письма отец не писал. Более того, когда папа умер, Георгий Константинович прислал нам с мамой очень теплые слова соболезнования. В то же время, когда он сам тяжело заболел, его жена Галина Александровна позвонила отцу: «Иван Степанович, спасите Георгия». И папа тут же бросился искать помощи у кремлевских медиков...»
Почему-то мне больше верится словам дочери маршала. Хотя была статья, подписанная Коневым, который, конечно же, смалодушничал и, конечно же, переживал свою слабость. И покаянную открытку, разумеется, мог написать, для чего нужна была отчаянная смелость, не меньшая, чем перед опасным боем.
И это «покаяние», если оно действительно было, один из главных поступков его послевоенной жизни. Воистину ‒ не покаешься, не спасешься…
Думается, Жуков вновь спас Конева, по-братски обняв его на памятном юбилее.
Он и тут опередил своего соперника.


КАКИМ ОН БЫЛ В МИРНОЕ ВРЕМЯ


На послевоенную жизнь маршала проливает свет интервью Н.И Коневой данное журналисту Павлу Еремину.
«…‒ Я абсолютно убеждена, что от участи, постигшей многих военных, моего отца уберегла судьба... Уже после его смерти я видела в личном деле донос на него. В нем говорилось о том, что якобы он неправильно и не к месту употребил имя Сталина. В том же году в штабе дивизии раздался звонок: «Иван Степанович, мы просим вас срочно выехать в Москву». Разумеется, этот звонок он воспринял неоднозначно.
Как позже рассказывал папа, ему в голову лезли самые тревожные мысли. При таких обстоятельствах состоялась первая встреча папы со Сталиным. Отец вспоминал, что у Сталина был пронзительный взгляд, словно он хотел просверлить его насквозь. Он разглядывал человека, при этом иногда задавая вопросы на совершенно посторонние темы.
К счастью, после этого разговора отца ждала командировка в пустыню Гоби... Может быть, если бы не эта пустыня, папа бы не дожил и до начала войны.
– В послевоенные годы Иван Степанович был отправлен Хрущевым на строительство знаменитой Берлинской стены. Почему генсек командировал туда именно вашего отца?
– Действительно, со стороны казалось, что это было странное решение. Между ним и Хрущевым лежали противоречия. В свое время Никита Сергеевич решительно проводил реформу армии, сделав упор на строительство ракет и подводных лодок. У отца тогда была своя точка зрения на реформы. К тому же папа уже находился в отставке, но, несмотря на это, его отправили в Берлин. Как рассказывал папа, его отъезд из Москвы был внезапным. На приеме, который проводился в Кремле по случаю прилета космонавта Германа Титова, Хрущев подошел к нему: «Иван Степанович, собирайтесь, нужно лететь в Берлин». – «Когда нужно ехать?» – спросил отец. «Как можно быстрее, либо сегодня вечером, либо с утра», – ответил Хрущев.
Тогда Хрущеву потребовался человек в Берлине, который имел авторитет у союзников. Американскую сторону в том вопросе представлял генерал Кларк, которого отец, будучи командующим Объединенной группировкой войск в Европе, знал еще по Вене.
Хрущев называл это назначение папы в Берлин «сделать ход конем».
Впоследствии отец не раз говорил, что ситуация в Берлине была настолько накалена, что «если бы кто-нибудь случайно пальнул из пушки, могла бы начаться новая война».



***

В послевоенные годы Конев продолжил службу в должности главнокомандующего Сухопутными войсками, был главным инспектором Советской Армии, первым заместителем министра обороны СССР, с 1955 по 1960 год являлся главнокомандующим Объединенными вооруженными силами государств – участников Варшавского Договора.
В свободное время, которого было не так много, он любил отдохнуть у себя на даче, где разводил привезенных из Германии павлинов. Мало кто знает, но павлины из «Белого солнца пустыни» навеяны именно коневским увлечением…
И.С. Конев дважды Герой Советского Союза, награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом "Победа", тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, двумя орденами Кутузова I степени, орденом Красной Звезды. Он удостоен званий Героя ЧССР и Героя МНР, награжден многими орденами и медалями ряда иностранных государств.

Скончался И.С. Конев в 1973 году. Урна с прахом героя захоронена в Кремлевской стене на Красной площади.




Очередная книга серии
«Кавалеры Победы» расскажет
о маршале Р. Малиновском.
Всего в этой серии будет издано
семнадцать очерков, которые к 60-летию Победы объединятся в один том,
заказать который можно по телефону
8-985 -381- 51- 27.





Владимир Емельянов
Иван Степанович Конев. Орден № 5. Очерк.



















Ижевск: издательство «Литературный Луч», 2004. ‒ 40 с. (Библиотечка журнала «Луч», серия «Кавалеры Победы», приложение к журналу Луч № 6-7).

Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. К. Рокоссовский.

Владимир Емельянов
Константин Константинович Рокоссовский. Орден № 4. Очерк. ‒ Ижевск: Литературный Луч, 2004. ‒ 40 с. (Библиотечка журнала «Луч», серия «Кавалеры Победы»)
(Дается в сокращении)
Это четвертая книга серии, которая была посвящена 60-летию Великой Победы. Намечено было издать семнадцать очерков о выдающихся полководцах Второй мировой войны.

В Польше его считали русским, в России поляком. Его любили женщины и ненавидели враги. Он был настоящим мужчиной.
Рокоссовский был единственным человеком в мире, который занимал пост министра обороны в двух странах.
Автор напоминает нам о главных достижениях легендарного маршала СССР, размышляет о преемственности поколений и недопустимости пересмотра итогов самой страшной войны в истории человечества.

ОН КОМАНДОВАЛ ПАРАДОМ ПОБЕДЫ

Вы знаете точную дату проведения парада Победы 1045 года? Уверен, что большинство назовет день 9 мая.
Но вот свидетельство легендарного маршала Жукова. Он рассказывал, что в середине июня Сталин вызвал его к себе на дачу и спросил ‒ не разучился ли тот садиться на коня.
Жуков удивился, ведь много лет отдал службе в кавалерии, но ответил по форме, как полагается: «Никак нет! Не разучился…»
Сталин улыбнулся и сказал:
– Тогда именно вам придется принимать Парад Победы..."

Сейчас многие твердят, что Сталин просто побоялся влезть на коня, так как ему в то время исполнилось уже шестьдесят шесть лет. Мне думается, здесь действовало другое соображение. Он ведь мог принять парад и в автомобиле. Но, поступив так, он как бы отдал должное главному боевому маршалу этой победы. Недаром командовать парадом Сталин назначил Константина Константиновича Рокоссовского, как бы выделяя этих самых выдающихся командиров среди других военачальников.

Очень точно описал это в стихотворении «Парад Победы» Максим Лужанин:

…По всей планете нашей та встреча прогремела.
Оркестр московский сводный сыграл отбой войне.
От Спасской башни маршал к нам выехал на белом,
Другой скакал навстречу на вороном коне.
…Прошли у мавзолея пехотные порядки,
Один только недвижен отдельный батальон.
Чтоб рук не опоганить, у воинов перчатки,
На той постылой ноше – проклятье всех племен.
Но вот пошли... Трофеи, добытые с боями,
Под грохот барабана несут, ровняя строй.
Штандарты оккупантов, повитые шелками,
Бросают, как рогожу, на камни мостовой,
Клейменные бесчестьем бросают, как в могилу,
Чтоб враг вовек не ожил, чтобы не встать ему.
А столько ж полонить их, нужна какая сила,
Присяге нашей верность и флагу своему…


Почему именно Рокоссовскому Сталин доверил командование парадом?
Кто же он такой?

Судьбы многих маршалов Победы очень схожи. Например, и Жуков, и Василевский, и Рокоссовский получили бесценный опыт во время Первой мировой.
Все они отличились во время службы. Унтер-офицер Каргопольского драгунского полка Рокоссовский в первый же год получил Георгиевский крест.

В октябре 1917 года он вступил в Красную гвардию, был командиром кавалерийского эскадрона, отдельного дивизиона, полка и бригады, советником монгольской кавалерийской дивизии на Дальнем Востоке. После окончания гражданской войны учился вместе с Жуковым, Баграмяном, Еременко на кавалерийских курсах в Ленинграде. В 1929 году окончил курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени Фрунзе. В феврале 1936 года стал командовать кавалерийским корпусом.
Репрессии 1937 года не обошли и Рокоссовского: он просидел в тюрьме до марта 1940 года. Вышел на свободу благодаря ходатайству С. К. Тимошенко и Г. К. Жукова и стал служить в составе Киевского особого военного округа. Жуков, вспоминая службу того периода, отмечал: «Более обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного человека мне трудно припомнить».
Великую Отечественную войну Константин Константинович встретил в должности командира корпуса.
«22 ИЮНЯ. РОВНО В ЧЕТЫРЕ ЧАСА…» (ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КОНСТАНТИНА РОКОССОВСКОГО)

«…21 июня я проводил разбор командно-штабного ночного корпусного учения. Закончив дела, пригласил командиров дивизий в выходной на рассвете отправиться на рыбалку. Но вечером кому-то из нашего штаба сообщили по линии погранвойск, что на заставу перебежал ефрейтор немецкой армии, по национальности поляк, из Познани, и утверждает: 22 июня немцы нападут на Советский Союз.
В приграничном районе КОВО в то время происходили невероятные вещи. Через границу проходили граждане туда и обратно. К нам шли желающие перейти на жительство в СССР. От нас уходили не желающие оставаться в пределах Советского Союза. Правда, для прохождения через границу были определены пропускные пункты, но передвижение в приграничной полосе таило в себе много неприятностей для нас.
В этой же полосе свободно разъезжали на автомашинах переодетые в штатскую одежду немецкие офицеры, получившие разрешение нашего правительства на розыск и эксгумацию захороненных якобы здесь немецких военнослужащих.
Нередки были случаи пролетов немецких самолетов. Стрелять по ним было категорически воспрещено.

...»

ПЕРВЫЕ БОИ

Несмотря на строжайшие приказы свыше о недопустимости поддаваться на провокации, Рокоссовский пишет, что с первых же часов войны понял: ответственность надо брать на себя. И когда около одиннадцати часов дня в небе появились немецкие бомбардировщики, приказал обстрелять их. С командованием округа, которому он подчинялся, связь была прервана.
«Мы были вынуждены с первого же дня вносить необходимые поправки. Жизнь заставляла! ...»

«Немцы накатывались большой ромбовидной группой. Впереди мотоциклисты, за ними бронемашины и танки...
...»
Огромное превосходство противника в технике все же не сломили сопротивление корпуса Рокоссовского. Гитлеровцы удалось лишь потеснить его войска, да и то ценой огромных потерь.

Учитывая сложнейшую обстановку на Западном фронте, Ставка решила укрепить его более умелыми кадрами. Константина Константиновича направили командовать подвижной армейской группой в районе Ярцево. Прибыв на место, он понял, что реально этой группы еще нет. Он стал создавать ее из разрозненных частей и отдельных групп, выходящих из окружения, формировал из них сводные отряды, батальоны, полки и расставлял для обороны важнейших узлов дорог и населенных пунктов

ЯРЦЕВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ. ИЗ КНИГИ К.К. РОКОССОВСКОГО «СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ»

«
Генеральный штаб выделил в мое распоряжение две автомашины со счетверенными зенитными пулеметными установками и расчетами при них, радиостанцию и небольшую группу командиров.
К вечеру того же дня новое «соединение» прибыло на фронт.
…»
…Так началось в процессе боев формирование в районе Ярцево соединения, получившего официальное название «группа генерала Рокоссовского».
Для управления был буквально на ходу сформирован штаб из пятнадцати‒восемнадцати офицеров.
Условий не было. А штаб все-таки был — штаб на колесах: восемь легковых автомобилей, радиостанция и два грузовика со счетверенными зенитными пулеметными установками. Прибыв под Ярцево, штаб быстро сориентировался в обстановке, установил связь с частями, оказавшимися в этом районе, и приступил к организации обороны.

«Вскоре у нас появилось новое соединение — 101-я танковая дивизия полковника Г. М. Михайлова. Людей в ней недоставало, танков она имела штук восемьдесят старых, со слабой броней, и семь тяжелых, нового образца…».
«Ярцево, как я уже писал, было захвачено противником...
..»

Собрав все, что можно, на участок Ярцева, Рокоссовский начал наступление. Сыграл свое элемент неожиданности. Рокоссовский пишет, что контратака наших войск произвела на немцев ошеломляющее впечатление. Особенно напугали противника танки КВ: «Они выдержали огонь орудий, которыми были вооружены в то время немецкие танки. Но машины, вернувшиеся из боя, выглядели тоже не лучшим образом: в броне появились вмятины, у некоторых орудий были пробиты стволы. Хорошо показали себя танки БТ-7: пользуясь своей быстроходностью, они рассеивали и обращали в бегство неприятельскую пехоту...»
Однако эти машины легко сгорали — как факелы.
В этих боях Рокоссовский пересматривает некоторые старые взгляды, приобретает бесценный боевой опыт. Например, раньше в нашей армии применялась так называемая ячеечная оборона. Испытав ячейку на себе, Рокоссовский пришел к выводу, что надо немедленно ликвидировать систему ячеек и переходить на траншеи.

«Пополнялись наши части по необходимости за счет выбиравшихся из окружения. Приток людей, шедших и запада на восток—к своим!— не останавливался: кто шел от самой границы, кто из-под Минска... Многие офицеры — я к ним относился с особенным уважением — выводили свои группы с оружием, прорывались с боем. Но сколько бойцов и командиров выходили безоружными!
Всех их необходимо было вооружить. А чем? Из тыла мы в те дни получали мало.
Кто-то — чуть ли не Алексей Андреевич Лобачев—подал мысль: если окруженцы смогли целыми группами проходить через линию фронта и по территории, занимаемой противником, то и мы в состоянии заслать в тыл врага разведчиков и поискать оружие на полях минувших боев. Попробовали. Опыт оказался очень удачным, и в течение продолжительного времени мы таким путем добывали из-под носа у немцев, что было нужно.
Так мы тогда жили... Тем не менее, повторяю, 16-я армия представляла уже внушительную силу. Сражалась она все более стойко.
И противник, понеся большие потери при наступлении, перешел к обороне.
Заговорила о нас столица. В сводках Совинформбюро часто упоминалась ярцевская группа войск...»

ОБОРОНА МОСКВЫ. СТАЛИНГРАД. ОСВОБОЖДЕНИЕ БЕЛОРУССИИ
Прошло всего полтора месяца после начала войны и Рокоссовский получил второе повышение – был назначен командующим 16-й армией Западного фронта, в состав которой входили шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и другие части. Этой армии было поручено оборонять важнейшее направление, ведущее к Москве. Здесь служили легендарные командиры: Панфилов, Доватор, Катуков, Белобородов. Но и ситуация сложилась чрезвычайная. Противник рвался к Москве. И приказ командующего фронтом Жукова: «Стоять насмерть», по мнению Рокоссовского, привел бы к неоправданным потерям. У него был другой план: выгоднее отвести войска километров на десять назад, за водохранилище. Рокоссовский через голову Жукова обратился к начальнику Генштаба Б. М. Шапошникову, который санкционировал отвод 16-й армии. Однако Жуков прислал телеграмму: «Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже, и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».
Позже, когда Жуков попал в опалу, этот эпизод чаше всего приводился для того, чтобы осудить «произвол Жукова». Но кто знает, чем обернулся бы для фронта этот массовый отход… Жуков считал, что он мог подтолкнуть к отступлению и другие армии, положение которых было не менее опасным. Кроме того, отойдя за водохранилище, 16-я армия, укрепив свои позиции, серьезно оголяла и ослабляла правый фланг 5-й армии. Есть еще одна причина несгибаемости Жукова. В условиях, когда решалась судьба государства, дисциплина и твердая управляемость войск приобретали первостепенное значение. Может быть, осознав правоту Жукова, Рокоссовский перестал жаловаться на него.

5 декабря 1941 г. началось контрнаступление под Москвой и после нескольких весьма успешных операций имя Рокоссовского стало известным повсюду: наши солдаты гордились им, а враг стал опасаться настолько, что, когда в середине января 1942 года Рокоссовский получил задачу овладеть городом Сухиничи, немцы стали спешно покидать город. Оказывается, Рокоссовский использовал психологический прием давления на врага, приказав передавать по всем армейским радиостанциям сообщения: «Рокоссовский приехал», тем самым вызвав у противника впечатление, что на Сухиничи идет вся 16-я армия. Фашисты запаниковали. Это сыграло свою роль. Даже комфронта Жуков не сразу поверил, что Рокоссовскому так легко и почти без потерь удалось овладеть сильно укрепленным городом. Правда, для самого командарма все кончилось не совсем благополучно: в уже освобожденном городе он был тяжело ранен осколком снаряда.

*** После госпиталя следует очередное повышение. Он последовательно командует Брянским, Донским, Центральным, Белорусским, 1-м Белорусским и заканчивает войну во главе войск 2-го Белорусского фронта. Неоценимо его участие в Сталинградской и Курской битвах, в освобождении Белоруссии и Польши. Умело действовал он в Восточно-Прусской и Берлинской операциях. Где бы ни служил Рокоссовский, его часто можно было видеть на переднем крае, среди солдат и офицеров.

Особая роль принадлежит Рокоссовскому в освобождении Белоруссии.
Еще до окончания Белорусской операции Рокоссовскому было присвоено маршальское звание.


НА ПОДСТУПАХ К ВАРШАВЕ

Развивая успех, достигнутый в Белоруссии, войска фронта практически без всякой оперативной паузы перешли границу Польши и начали проводить Люблино-Брестскую наступательную операцию.

«Дороги забиты колоннами пленных, – пишет "Правда" – На погонах, рукавах и пилотках пленных блестят "устрашающие " эмблемы. Наштампованные из жести кости и черепа, морды носорогов, пасти ядовитых змей. Каждый из них был вооружен автоматом, широким кинжалом с выгравированной надписью: "Все для Германии"».
«Известия» сообщали: «Подготавливая операцию, саперы Героя Советского Союза майора Румянцева сняли в горах около двух тысяч мин и фугасов. Могучий удар советских воинов обрушился на головы немцев, как гром среди ясного неба…».

ТАСС, Лондон: «Утром 28 марта свыше 950 бомбардировщиков "Летающая крепость" в сопровождении более 350 истребителей "Мустанг" совершили налет на германские военные заводы в Берлине и Ганновере". По информации агентства "к арсеналу английских воздушных сил прибавилась авиабомба весом около 11 тонн. Это приблизительно двукратный вес до сих пор применявшейся бомбы. На испытании окончательной модели она так глубоко проникла в землю, что 18 рабочим пришлось откапывать ее в течение 9 дней, работая по 12 часов».
Из сообщений газет видно, какая жестокая и упорная борьба шла за Варшаву.

В ЛОГОВЕ ВРАГА. ГЕРМАНИЯ


У Рокоссовского было еще немало победоносных сражений.
Вот фрагменты описания одного из самых главных.
«Как мы и предполагали, после ликвидации восточно-померанской группировки противника нам предстояло принять участие в Берлинской операции, – вспоминал Рокоссовский.
Из-за крайне ограниченных возможностей использования железных дорог по ним решили перевозить только танки и другую технику на гусеничном ходу. Все остальное пойдет походным порядком. Пустим в дело весь свой колесный транспорт — от автомашин до конных повозок. Войска будут следовать перекатами: то пешком, то на колесах. Главное — точное соблюдение графика и строгая дисциплина на марше.
Разрабатывая Берлинскую операцию, советское командование учитывало сложившуюся к тому времени политическую и стратегическую обстановку. Несмотря на явный проигрыш войны, немецко-фашистское руководство еще на что-то надеялось. Почти полностью прекратив действия против союзников, гитлеровцы создавали крупную группировку против советских войск. Гитлер и его окружение все еще рассчитывали на какие-то комбинации, которые могли бы их спасти. Надо было положить конец этим попыткам. Отсюда задача наших войск: как можно быстрее разгромить немецко-фашистскую группировку на берлинском направлении, овладеть германской столицей и выйти на реку Эльба.
...Нам отводился невероятно короткий срок на перегруппировку, хотя войска должны были преодолеть расстояние свыше 300 километров.
Наконец наступил момент, когда мы смогли подвести итоги проделанной работы и убедиться, что войска фронта к наступлению готовы.
…Форсирование происходило под прикрытием дымовых завес. Очень эффективной оказалась стрельба дымовыми снарядами и минами, разрывы которых лишали неприятельские наблюдательные пункты и огневые точки необходимой видимости.
Инженерные войска с помощью стрелковых частей приступили к наводке понтонных и паромных переправ. Им сильно мешали своим артиллерийским огнем вражеские корабли, появившиеся в проливе. С улучшением погоды ими занялись летчики Вершинина.

…Войска армии приступили к форсированию реки под прикрытием артиллерийского огня. Артподготовка здесь началась несколько позже, чем у Батова, и продолжалась 60 минут. Переправа осуществлялась на широком фронте с помощью множества лодок, заранее подтянутых к восточному берегу Вест-Одера. Главный удар армия наносила на 4-километровом участке, создав плотность артиллерии до 200—220 орудий и минометов на километр фронта. Под прикрытием артиллерийского огня вся масса наплавных средств одновременно устремилась к противоположному берегу. Все, кроме гребцов, вели огонь из пулеметов и ручного оружия.

Большую помощь пехоте в боях на западном берегу оказывала авиация 4-й воздушной армии, совершившая в этот день 3260 самолето-вылетов. Наше господство в воздухе было полное. Действия вражеской авиации ограничивались разведкой. В течение дня мы насчитали в воздухе 69 самолетов противника. Из них 10 было сбито.
Ночью вражеская авиация пыталась применить торпеды и плавучие мины для подрыва мостов, которые наводили наши саперы. На участке 70-й армии были схвачены вражеские водолазы-диверсанты, посланные тоже с задачей разрушать наши переправы.
…Туда, где обозначился наибольший успех, то есть к Батову, перебрасываем два мотопоптонных батальона с их парками, ранее придававшиеся 49-й армии. К вечеру на участке Батова на реке Ост-Одер действовали 30-тонный и 50-тонный мосты и 50-тонный паром. На Вест-Одере работали шесть паромных переправ, из них два парома 16-тонных, большой площади.
…У 70-й армии успехи были несколько меньше. Но и ее войска расширили плацдарм, в частности овладели рощей севернее Паргова, имевшей в той обстановке большое значение.
Войскам 49-й армии удалось лишь зацепиться за западный берег Вест-Одера, и весь день шел бой за удержание этих небольших плацдармов. Противник беспрерывно контратаковал наши части.
…Решено было главный удар перенести на правый фланг.
Продолжала непрерывно переправлять свои войска на западный берег Вест-Одера и 70-я армия. Отражая яростные контратаки врага, наши части шаг за шагом теснили его. За день они продвинулись до трех километров. Армия переправила на западный берег одиннадцать батальонов.

…В результате жарких боев наш плацдарм на западном берегу Вест-Одера достиг 24 километров по фронту и более 3 километров в глубину. Это обеспечивало более выгодные условия для переправы войск.
Вся беда заключалась в том, что тяжелая техника могла быть переброшена через пойму только по сохранившимся насыпям и дамбам, а их на участке каждой армии было не более двух. Это замедляло темп наступления, тем более что противник держал эти узкие места под артиллерийским огнем. Необходимо было как можно скорее отбросить его от реки на такое расстояние, которое не давало бы ему возможности вести прицельный огонь по переправам.
…Все внимание Военного совета фронта, политуправления, командующих родами войск и начальников служб было сосредоточено на решении этой задачи.
…К 25 апреля части 65-й и 70-й армий, подкрепленные фронтовыми средствами усиления, продвинулись до 8 километров, хотя Батову пришлось часть своих войск развернуть фронтом на север, против штеттинской группировки врага. Чтобы помочь ему, мы торопили Федюдинского с переброской на плацдарм двух его корпусов. Для этого ему были предоставлены переправы 65-й армии на ее правом фланге.
70-я армия достигла рубежа Радехов, Петерсхаген, Гартц.
…Попов переправил на западный берег и свой армейский резерв — стрелковый корпус. Вечером по переправам 70-й армии направился на плацдарм 3-й гвардейский танковый корпус. Подтягивала к этим переправам главные силы в 49-я армия.
У командармов настроение было превосходное: они уже владели плацдармом 35 на 15 километров. Еще немного — и войска прорвут вражескую оборону.
…Но чуть забрезжил рассвет, гитлеровцы снова начали контратаки на всем фронте нашей ударной группировки. Противник бросил значительную часть своих резервов: части 103-й бригады СС, 171-й противотанковой бригады, 549-ю пехотную дивизию из района Штеттина, 1-ю дивизию морской пехоты, прибывшую из района Штольпа с участка 1-го Белорусского фронта, а также танкоистребительную бригаду «Фридрих», почти целиком вооруженную панцер-фаустами и усиленную дивизионом штурмовых орудий.
…Враг опоздал. К этому времени на западном берегу Вест-Одера мы имели силы, которые ничто не могло остановить. Там уже развернулись три корпуса 65-й армии — Алексеева, Эрастова и Чувакова — боевых, замечательных командиров. Рядом с ними сражались два корпуса армии Попова, а третий корпус тоже был готов вступить в бой. Заканчивали переправу 3-й гвардейский и 1-й гвардейский Донской танковые корпуса, возглавляемые талантливыми генералами А. П. Панфиловым и М. Ф. Пановым.
…Бои 26 апреля носили ожесточенный характер. Враг вводил все новые и новые резервы, вплоть до наспех созданных батальонов фольксштурма с названиями городов, их сформировавших. Но это была уже агония. Как смертельно раненный зверь огрызается в диком безумии, так и фашисты дрались до последнего. У них оставалась лишь одна надежда — дождаться подхода англичан и американцев, сдаться им, но не советским войскам. На большее, по-видимому, они уже не рассчитывали и потому дрались с ожесточением обреченных.
…Наш командный пункт был перенесен в Штеттин. До этого управление войсками мы осуществляли в основном с наблюдательных пунктов, которые располагались на наиболее важных направлениях действий войск фронта на удалении 2,5—4 километра от передовых подразделений. Не могу не отметить отличную, самоотверженную работу наших связистов. Как командование фронта, так и командующие армиями всегда были обеспечены связью со своими соединениями и частями.
Войска нашего левого соседа, 1-го Белорусского фронта, совершив маневр своими правофланговыми соединениями, обошли Берлин с севера и сомкнулись с частями 1-го Украинского фронта к западу от германской столицы. Берлинская группировка врага оказалась в кольце.
…Войска всех армий фронта успешно развивали наступление. Начиная с 27 апреля враг уже не мог сколько-нибудь прочно закрепиться ни на одном рубеже. Началось стремительное преследование его отходящих частей, хотя они не упускали случая оказывать нам сопротивление.
…Отступая, вражеские войска взрывали за собой мосты, минировали и разрушали дороги, пытались дать — бой в каждом удобном для обороны населенном пункте. Но, несмотря на это, скорость продвижения наших войск в сутки достигала 25—30 километров.
…4 мая вышли на разграничительную линию с союзниками и войска 70-й, 49-й армий, 8-го механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов (конники дошли до Эльбы). Части 19-й армии Романовского и 2-й Ударной Федюнинского еще сутки вели бои—очищали от гитлеровцев острова Воллин, Узедом и Рюген. С овладением этими островами закончилась наступательная операция 2-го Белорусского фронта. Правда, приходилось еще прочесывать отдельные районы, обезвреживать небольшие группы гитлеровцев, остававшиеся в тылу наших войск.
…Мы в Германии. Вокруг нас жены и дети, отцы и матери тех солдат, которые еще вчера шли на нас с оружием в руках. Совсем недавно эти люди в панике бежали, заслышав о приближении советских войск. Теперь никто не бежал. Все убедились в лживости фашистской пропаганды. …Стоило войскам остановиться на привал, как у походных солдатских кухонь появлялись голодные немецкие детишки. А потом подходили и взрослые. Чувствовали, что советские солдаты поделятся всем, что они имеют, поделятся с русской щедростью и с отзывчивостью людей, много испытавших и научившихся понимать и ценить жизнь...»

«А КТО ТРЕТИЙ ‒ НАДО ПОДУМАТЬ…»

Исследователи отмечают, что Жуков и Рокоссовский по своему ратному духу, полководческому почерку были очень близки друг другу. Но были у каждого из них и свои особенности. Жуков, безусловно, был военачальником более крупного стратегического плана. Рокоссовский же очень силен был в разработке конкретных войсковых операций. По оценке В.М. Молотова: «По характеру для крутых дел Жуков больше подходил. Но Рокоссовский при любом раскладе в первую тройку всегда войдет. А кто третий – надо подумать...».

По свидетельству военного историка Гареева, Жуков и Рокоссовский олицетворяли собой два разных стиля управления войсками. Жуков был более властным, жестким, твердым, категоричным. Рокоссовский, также обладая высокими волевыми и организаторскими качествами, был более гибким, терпимым к людям, обладал большой внутренней культурой и неотразимым личным обаянием.

Например, один из штабных работников вспоминает: «После войны, на командно-штабное учение в Белорусском округе, ночью на запасной командный пункт прибыл заместитель министра обороны Рокоссовский. Под сильным дождем мы шли с ним в палатку. По пути, в темноте, Константин Константинович зацепился за небрежно проложенный телефонный провод и упал прямо в лужу. Помогая маршалу подняться, мы ожидали самого худшего. Но он быстро встал, засмеялся и невозмутимо сказал: "А мы во время войны обычно закапывали телефонные провода". Наверное, по-другому среагировал бы Жуков да и многие рангом гораздо ниже... В этом эпизоде весь Рокоссовский. Обладание такими качествами – это своеобразный и довольно редкий среди больших руководителей талант…».

...Вокруг знаменитых людей всегда много легенд. Не стал исключением и Рокоссовский. О нем пишут: «Маршал знал каждого солдата в лицо». Но во время войны он командовал двумя корпусами, двумя армиями, шестью разными фронтами, каждый фронт численностью от 500 тысяч до миллиона человек, где каждый день тысячи солдат убывают и прибывают. Всех знать, конечно, невозможно.
Еще легенда: мол, за всю службу Константин Константинович ни разу никого не наказал. Но в делах хранятся его приказы с объявлением взысканий военнослужащим за различного рода серьезные упущения по службе и нарушения дисциплины.
Иногда некоторые мемуаристы пытаются противопоставить мягкость Константина Константиновича жесткости Жукова. Но истина в том, что, соперничая и ревниво следя за успехами друг друга, все же, при решении наиболее сложных задач они чаше всего соединяли свой военный и интеллектуальный потенциал и искренне уважали друг друга. Достаточно сказать, что во время войны практически все назначения Рокоссовского на высшие должности, кроме последнего перемещения, состоялись по инициативе и поддержке Жукова. Да и Константин Константинович, когда на совещании высших военных руководителей готовилась расправа над Жуковым, не побоялся высказаться в его защиту.


ЛЮБИМЕЦ ЖЕНЩИН И ВОЖДЕЙ

Маршал Рокоссовский был любимцем нашей армии. Его очень ценил и ему больше чем кому-либо симпатизировал Сталин, называя его "мой Багратион".

Рассказывают, что в 1947 году Рокоссовского пригласили с женой и дочерью на обед к Сталину. Сталин вел себя непринужденно, прохаживался вдоль стола, потом подошел к Рокоссовскому и поинтересовался:
– Вы ведь сидели, Константин Константинович?
– Да, товарищ Сталин, я был в заключении. Но вот разобрались и отпустили. А сколько замечательных людей там погибло!
– Да, у нас много замечательных людей.
Резко повернувшись, Сталин вышел в сад.
Все молчали, а Маленков возмутился:
– Зачем вы это сказали?
Через несколько минут Сталин вернулся. В руках у него было три букета роз. Один букет он преподнес жене Рокоссовского, другой – дочери, третий – самому маршалу. Рокоссовский облегченно вздохнул и больше никогда не напоминал Сталину о погибших в тюрьмах.

* * *

Однажды член военного военного совета одного из фронтов Л. Мехлис доложил Сталину, что генерал Рокоссовский спал с актрисой, а теперь спит с медсестрой. Сталин не отреагировал. Разговор продолжался. Лев Захарович, одержимый желанием наказать порок, вернулся к поставленному им вопросу. «Так что же делать будем с товарищем Рокоссовским, ведь он спит с женщинами?»
«Что делать будем? Завидовать будем», ‒ ответил Сталин.


* * *
Красавец Рокоссовский не мог не нравиться женщинам. Но, несмотря на подметные письма о том, кто к кем спит, на самом деле он был довольно стойким семьянином.
Мотаясь по фронтам, он долго не мог установить связь с семьей.
«Дорогая Люлю и милая Адуся! Как мне установить с вами связь – не знаю. Я здоров, бодр, и никакая сила меня не берет. Я за вас беспокоюсь. Как вы там живете? Забирайтесь куда-нибудь в маленький городишко подальше от больших городов, там будет спокойнее. До свидания, мои милые, дорогие, незабвенные. Заботьтесь о себе и не беспокойтесь за меня излишне. Еще увидимся и заживем счастливой жизнью. Целую крепко-крепко, безгранично любящий вас Костя. 8 июля 1941-го».
«Дорогие, милые Люлю и Адуся! Пишу вам письмо за письмом, не будучи уверенным, получите ли вы его. Все меры принял к розыску вас. Неоднократно нападал на след, но, увы, вы опять исчезали. Сколько скитаний и невзгод перенесли вы! Я по-прежнему здоров и бодр. По вас скучаю и много о вас думаю. Часто вижу во сне. Верю, верю, что вас увижу, прижму к своей груди и крепко-крепко расцелую».
«Был в Москве. За двадцать дней первый раз поспал раздетым, в постели. Принял холодную ванну – горячей воды не было. Ну вот, мои милые, пока все. Надеюсь, что связь установим. До свидания, целую вас бесконечное количество раз, ваш и безумно любящий вас Костя. 27 июля 1941-го».
"Милая Люлюсик! Наконец-то получил от тебя целую пачку писем. Все это передал мне лично корреспондент "Правды", побывавший у тебя. Сижу, перечитываю письма и переживаю медовый месяц. Никто мне тебя не заменит, и никого мне не надо. Не грусти, Люлю, бодрись и верь, что мы с тобой встретимся и опять заживем по-прежнему. Целую тебя, мой светлый луч, бесчисленное количество раз. Любящий тебя твой Костя. 17 февраля 1942 года».
Однако фронтовая любовь не обошла и его. В 1942 году он познакомился под Сталинградом с военврачом 2 ранга Галиной Васильевной Талановой.
Молоденькая женщина была так похожа на его любимую жену Юлию. Вот и не устоял генерал… А Галина Васильевна Таланова в январе 45-го под Варшавой стала матерью. Назвали новорожденную Надеждой. Константин Константинович дал дочери свою фамилию. У Рокоссовского к Галине было глубокое, серьезное чувство.... Но приближалась долгожданная Победа, а с ней и неминуемая разлука. Константин Константинович ведь сразу сказал возлюбленной: «Юлию Петровну предать никогда не смогу!» Объяснил, почему. В 1937-м Рокоссовского арестовали. Почти три года просидел в Крестах. Семье, как он узнал, когда вышел на свободу, пришлось хлебнуть лиха. Жену третировали и на работе, и дома как супругу "врага народа". С Адой – дочерью "предателя" – в школе дети не хотели сидеть за одной партой, разговаривать и играть. Другие женщины, случалось, не выдерживали моральных пыток и отрекались от мужей, от родителей. А семья Рокоссовского выдюжила, дождалась его освобождения.
– Он был очень красивый мужчина, – вспоминала не раз видевшая его Светлана Павловна Казакова. – Интеллигент! Говорил негромко, с милым польским акцентом. Все женщины фронта страдали по нему. Когда газеты печатали его фотографии, почтальоны носили письма в редакцию мешками – с объяснениями в любви. Одна англичанка слала их изо дня в день...
После войны Таланова осталась одна с дочкой Надеждой. Маршал помогал им во всем. Многие мужчины вздыхали по ней. В том числе и летчик-испытатель Кудрявцев. Рокоссовский, который очень переживал, что Галина одинока, видя как трепетно относится к ней воздушный ас, сказал: «Видно, это твоя вторая половинка». И состоялась свадьба. Но счастье и на этот раз было коротким. Погиб летчик.
Дочь Галины Васильевны Надя Рокоссовская закончила МГИМО.
В августе 1988 года в день 45-летия Курской битвы в городе Свобода встретились внук Рокоссовского Константин (сын Ады Константиновны) и Надежда Константиновна, родившаяся под Варшавой.
– Мой папа узнал, что у него есть тетя Надежда Константиновна лишь в 1988-м, – рассказывала правнучка маршала Ариадна Рокоссовская. – С тех пор, как они побывали в Свободе, подружились. Бабушка Надя, – так, и только так, называю я ее. Для меня это теперь самый родной человек. А прабабушка Люлю, точно знаю, поняла и простила мужа.



АНГЛИЙСКИЙ ЛОРД. МИНИСТР ОБОРОНЫ ДВУХ СТРАН.

Знаете ли вы, что в параде победы в Москве принимали участие пять английских лордов?
Между тем, это вовсе не шутка.
За великие военные заслуги, среди прочих знаков внимания и наград, Британская корона пожаловала лордство пятерым советским маршалам – Рокоссовскому, Жукову, Коневу, Василевскому и Антонову. К званию прилагалось небольшое поместье в Англии и право заседать в Палате Лордов. Естественно, что никто из них посетить поместье в Англию не поторопился. Постепенно этот случай подзабылся...
На этом можно и завершить рассказ о маршале Рокоссовском.
Впрочем, нельзя не упомянуть еще один факт: пожалуй, Константин Константинович был единственным человеком в мире, который занимал пост министра обороны двух стран – Польши и СССР. В Польше он трудился с 1949 по 1956 год. За время работы в Польше он многое сделал для польской армии. Рокоссовскому было присвоено воинское звание Маршала Польши.



________________________________________

Деградация либерализма в России.

Один из наиболее видных российских либералов Павел Анненков, поколесив по Европе, жаловался Тургеневу о том, что русских либералов там в свой круг принимают с опаской.
Ври цитата из письма Павла Анненкова Ивану Тургеневу (от 25 августа 1876 года):
«Нельзя быть либеральным человеком в Европе, не будучи врагом России.
Либерализм и благорасположение к славянам — понятия несовместимые.
Покуда так будет — Россия, хоть распинайся за цивилизацию и всеобщий мир, — она ничего другого не получит в ответ, кроме merde»...

Похоже, что со временем наши доморощенные либералы поняли, как заслужить благорасположение Запада.
В нелюбви к России они перещеголяли и немцев, и французов, и даже поляков.
Ну, тех понять можно: постоянно пытаясь перевоспитать немытую Россию, они постоянно падали в грязь лицом, получая по морде. Их вела и ведет обида, связанная с комплексом неполноценности.

А в чем исток самобичевания наших любителей поунижаться?
Или, по большому счету, они вовсе и не наши?

Из старых книг. Кавалеры ПОБЕДЫ. Орден № 3. Окончание очерка.

СТАЛИН И.В.

Легенд и мифов о нем множество.
Многие из них принадлежат Хрущеву. К примеру, он утверждал, что Сталин был горьким пьяницей: «Он ещё в молодости имел склонность к пьянству. Видимо, это у него было наследственное».
Один из телохранителей Сталина Ступин опровергает этот миф: «Сталин предпочитал только вина «Цинандали» и «Телиани». Случалось, выпивал коньяк, а водкой просто не интересовался…» С 1930 по 1953 годы охрана видела его «в невесомости» всего дважды: на дне рождения С.М. Штеменко и на поминках А.А. Жданова...
Миф о том, что где-то хранится наворованное им золото, тоже не выдерживает критики. Нет, сам он жил скромно. Говорят, что он был бережливым, даже скуповатым. И его удивляло расточительство ближайшего окружения. Вот пример: в конце жизни Сталин решил проверить, во что обходится государству его содержание. Посмотрел счета и ужаснулся:
- Это, что? Я столько съел и выпил, столько износил обуви и костюмов?
Итогом этой проверки стало снятие верного помощника Поскребышева, а начальник охраны генерал Власик угодил за решетку. ..


Много написано и рассказано о своеобразном юморе вождя…
В этой подборке собраны занимательные примеры из встреч Сталина с различными государственными и военными деятелям.

* * *
Осенью 1936 года на Западе распространился слух о том, что от тяжелой болезни скончался И.В. Сталин. Чарльз Ниттер, корреспондент информационного агентства "Ассошиэйтед Пресс", решил получить информацию из самого достоверного источника. Он отправился в Кремль, где передал для Сталина письмо, в котором просил ... подтвердить или опровергнуть этот слух. Сталин ответил журналисту немедленно. "Милостивый государь! Насколько мне известно из сообщений иностранной прессы, я давно уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Так как к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если вы не хотите быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу верить этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тишине потустороннего мира. 26 октября 1936. С уважением И. Сталин".



* * *
В первый послевоенный год министр финансов А.Г. Зверев, обеспокоенный высокими гонорарами ряда крупных писателей, подготовил с сообщением об этом докладную записку и представил ее Сталину. Иосиф Виссарионович попросил пригласить к нему Зверева.
Когда министр вошел, Сталин, не предлагая ему сесть, сказал. «Стало быть, получается, что у нас есть писатели-миллионеры? Ужасно звучит, товарищ Зверев? Миллионеры-писатели...».
«Ужасно, товарищ Сталин, ужасно», – подтвердил министр.
Сталин протянул финансисту папку с подготовленной им запиской: «Ужасно, товарищ Зверев, что у нас так мало писателей-миллионеров... Писатели – это память нации. А что они напишут, если будут жить впроголодь?»

* * *
Адмирал И.С. Исаков с 1938 года был заместителем наркома Военно-морского Флота. Однажды в 1946 году ему позвонил Сталин и сказал, что есть мнение назначить его начальником Главного морского штаба, в этом году переименованного в Главный штаб ВМС.
Исаков ответил. «Товарищ Сталин, должен вам доложить, что у меня серьезный недостаток: нет одной ноги».
«Это единственный недостаток, о котором вы считаете необходимым доложить?» - последовал вопрос.
«Да», – подтвердил адмирал.
«У нас раньше был начальник штаба без головы. Ничего, работал. У вас ноги нет - это не страшно», – заключил Сталин.

* * *
В ряде источников излагается как якобы подлинный случай такой эпизод.
Один генерал-полковник докладывал Сталину о положении дел. Верховный Главнокомандующий выглядел очень довольным и дважды одобрительно кивнул. Окончив доклад, военачальник замялся. Сталин спросил: «Вы хотите еще что-нибудь сказать?»
«Да, у меня личный вопрос. В Германии я отобрал кое-какие интересующие меня вещи, но на контрольном пункте их задержали. Если можно, я просил бы вернуть их мне», «Это можно. Напишите рапорт, я наложу резолюцию».
Генерал-полковник вытащил из кармана заранее заготовленный рапорт.
Сталин наложил резолюцию.
Проситель начал горячо благодарить.
«Не стоит благодарности», - заметил Сталин.
Прочитав написанную на рапорте резолюцию: «Вернуть полковнику его барахло. И. Сталин», – генерал обратился к Верховному: «Тут описка, товарищ Сталин. Я не полковник, а генерал-полковник».
«Нет, тут все правильно, товарищ полковник», – ответил Сталин.
(Военно-исторический журнал. Издание Генерального Штаба ВС РФ. 03.2000)

***
А вот еще один миф, связанный с количеством жертв репрессий. В последнее время называются совершенно фантастические цифры: 60, 80, наконец, 100 миллионов погибших. Впрочем, и это еще не предел. Недавно в выступлении Юрия Карякина речь шла уже о 120 миллионах. К сожалению, нет ни одной официальной цифры (впрочем, наверное, ее и не будет никогда). Прежняя власть старалась не оставлять следов на местах преступлений.
Но в доводах тех исследователей, которые сомневаются в приведенных выше цифрах, есть свой резон. Вот некоторые расчеты скептиков.
«По данным переписи населения, проведенной в январе 1959 года, численность населения СССР составила 208.827 тысяч человек. К концу 1913 года в тех же границах проживало 159.153 тысячи человек. Таким образом, средний ежегодный прирост населения нашей страны в период с 1914 по 1959 год составил 0,60%.
Теперь рассмотрим для сравнения, как росло в этот период население Англии, Франции и Германии - стран, также принявших активное участие в обеих мировых войнах.


1920 г.,
тыс. 1960 г.,
тыс. ежегодный
прирост, %
Англия
Франция
Германия 43718
38750
61794 52559
45684
72664
(ГДР: 17241, Зап. Берлин: 2199, ФРГ: 53224) 0,46
0,41
0,41

Итак, что же мы видим? Темпы прироста населения в сталинском СССР почти в полтора раза выше, чем в «западных демократиях» значит ли это, что в названных странах репрессиями уничтожено еще больше населения, чем в СССР?. И может ли быть такое, если бы при Сталине уничтожили половину населения страны (100 млн.) или хотя бы треть (60 млн.)? Разумеется, нет!»
Конечно, даже если количество жертв было на порядки меньше, нельзя оправдать жестокость тиранов и их подручных.
Но для чего подтасовывать факты? Может быть, для того, чтобы скрыть нечто подобное в других странах, выдаваемых ныне за эталон?


ПОСЛЕДНИЕ МГНОВЕНИЯ ЖИЗНИ
Умер Сталин 5 марта 1953 года.
Хрущев писал в «Воспоминаниях»: «Он поднял левую руку и стал показывать не то на потолок, не то на стену. У него на губах появилось что-то вроде улыбки. Потом стал нам жать руки, я ему подал руку, он её пожал левой рукой. Пожатием руки он передавал свои чувства. Самые добрые».
А вот еще одно свидетельство – родной дочери Сталина Светланы: «Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах. В какой-то момент он вдруг открыл глаза и обвёл ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный… Взгляд этот обошёл всех в какую-то долю минуты. И тут, – это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть, – тут он поднял кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то вверх, не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но и угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился». (С.Аллилуева. Новый мир. 1991.№5.С.218.).

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

Из интервью немецкого писателя Монтефиоре газете DIE WEL

«…Монтефиоре : Достижения Сталина… действительно были большими. Он добился такой индустриализации Советского Союза, что даже после потерь, понесенных в первый год войны, страна производила больше танков, чем промышленность Альберта Шпеера. Он превратил Советский Союз в военно-промышленную сверхдержаву.
DIE WELT: Что за человек был Сталин?
Монтефиоре: Вы будете удивлены: он был намного одареннее, чем мы обычно хотим думать... Мы пользуемся образом, нарисованным Троцким: провинциальный насильник, необразованный, одаренный лишь в деле организации работы бюрократического аппарата... Моя книга - первая биография, в которой делается настоящая попытка проникнуть в личность этого человека.
DIE WELT: Немцы думают, что черта можно распознать по хвосту и рожкам. Британцы считают, что князь тьмы – джентльмен.
Монтефиоре: Рузвельт сказал о Сталине, что тот джентльмен.
DIE WELT: Обладал ли Сталин юмором?
Монтефиоре: Да, но это был жестокий юмор. Благодарность, говорил он, например, это собачья болезнь…»


Из интервью Альберта Акселла Ольге Дмитриевой

« … – Вы упомянули в нашем разговоре, что вашей следующей книгой, не исключено, станет книга об Иосифе Сталине. Ваше отношение к Сталину?
– Я считаю, что на Сталина нужно смотреть объективно, если угодно, с научной точки зрения, отбросив в сторону штампы и предрассудки. Многие писатели и историки, в особенности западные, утверждают сегодня, что Сталин был страшнее Гитлера. Это явно не соответствует действительности. Нравится кому-то Сталин или нет, нужно иметь достоинство, чтобы признавать факты такими, как они есть. А именно: перед Сталиным стояла, пожалуй, труднейшая задача в истории — едва ли не в одночасье вывести страну, которой он руководил, с мировых «задворок» и поднять на уровень передовых держав, на тот уровень, который позволил выиграть Вторую мировую войну. Иного не было дано: если бы советская Россия не поднялась с колен, она была бы уничтожена...»


***


Идеологические шулеры все время пытаются поставить на одну доску Гитлера и Сталина. Мол, все что делал «кремлевский горец» во время войны – это спасал себя и свой режим, а вовсе не страну, которой он руководил. Конечно, Сталину менее всего подходит роль благостного Санта Клауса. Но ведь он и не подряжался на нее… Как Черчиллю и Рузвельту, Муссолини и Гитлеру, Сталину приходилось решать реальные государственные проблемы. Но, если вдуматься не только в текст, но и в подтекст произведений некоторых не только зарубежных, но и наших авторов, можно подумать, что они горько сожалеют о том, что бывшие союзники оказались в одной компании с Россией, а не с Германией, что, если бы победил фашизм, то у них на душе было веселее и легче.

Мы же сделаем свои выводы: Сталин стоял во главе армии, сокрушившей самого опытного, умелого и сильного противника в истории земных войн. И совершенно заслуженно награжден дважды одним из самых почетных и редчайших орденов – орденом Победы.

А закончить очерк хотелось бы словами великого писателя Михаила Шолохова. Однажды, когда его спросили, был ли при Сталине культ личности, он ответил: «Культ был, но и личность была!»

В.Емельянов. ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ СТАЛИН. Серия "Кавалеры Победы", издательство "Литературный Луч", Ижевск, 2004.